Русский ад для иностранки

По несчастливому стечению обстоятельств иностранной девушке пришлось побывать в простой русской больнице.

Известная танцовщица Ханне Рун, в своем интервью для исландского издания рассказала о том, как ей пришлось пройти испытание российской медициной. Не одноразовая победительница чемпионатов в категории бального танца замужем за Базевым.

Супруги решили провести отпуск в Пензе, но в скором времени были не рады такому своему решению.

Девушка заявила, что если конец света имеет облик – то выглядит он как больницы россии.

Вспоминая ту ситуацию девушка заявила, что почти была уверена, что в стенах этого заведения её органы продадут на черном рынке. Пензу нельзя назвать совсем уж крохотной. До этого пара провела в России две недели отдыха, а перед возвращением на родину девушки, решили заехать к родителям Никиты.

Как раз в это время девушку умудрилась заболеть и её пришлось отвезти в поликлинику.

Проснулась Ханна посреди ночи от жуткой боли в груди. Не сидеть, ни стоять девушка не могла. Боль нарастала и со временем казалось, что у неё в груди лезвия. Сил больше не было, и Ханна упала на пол от болевых ощущений.

Муж тут же настоял на том, чтобы отвезти девушку в больницу, и ей пришлось сделать это. И тут девушка поняла, в какой ужас попала на самом деле. Из-за сильной боли танцовщица даже не понимала изначально, что происходит вокруг. В голове отложились лишь вечно недовольные медсестры и персонал.

Тогда девушка подумала о том, что одеяние медперсонала как будто привезли прямиком из хорроров. Когда Ханну завезли в то, что должно называться «палатой», её положили не на кровать, а на скамью из дерева. Пока муж заполнял бумаги Ханна сама лежала в палате, после чего дверь резко открылась к ней зашел медработник, с каменным лицом перевернул её, стянул одежду и ввел её препарат в «пятую точку». Боль была столь сильной, как будто тело проткнули спицей, а не иглой. 

Девушка почти не разговаривает на русском языке, поэтому даже не смогла спросить о том, кто зашел к ней в палату, и что ей ввели.

Вспоминает девушка и о том, как её решили переправить в другую больницу. Водитель ехал настолько быстро и неуклюже, что девушка чуть не оказалась на полу во время поворотов. По прибытию на место, спортсменку усадили в кресло для инвалидов и повезли неизвестно куда. Все это время ей ничего не объясняли, девушка даже не понимала куда и зачем её везут.

Во время своеобразной «экскурсии» Ханна поняла, что ей нужно в дамскую комнату и сообщила об этом персоналу. С раздраженным видом медсестра буквально вкатила её в уборную. Там у девушки и пропал дар речи. Перед собой она увидела картину ада: залитый уриной пол, грязные клочки бумаги уже использованной валялись по всей комнатушке, и забитый отходами унитаз.

Девушка закрыла нос рукой и старался не прикасаться абсолютно ни к чему вокруг себя. Даже руки помыть не удалось, по всей раковине были остатки чужой крови. 

И теперь, когда единственным желаньем Ханны стало возвращение домой, её направили на ультразвуковую диагностику. Девушке сказали о том, что нужно проверить её на факт внутреннего кровотечения, после процедуры в кабинете даже не оказалось салфеток, дабы вытереть гель после диагностики. Пришлось надевать одежду поверх, которая тут же была пропитана им.

После этого, у родных Ханны завязался спор с докторами. Поскольку мужа с ребенком решили отправить домой, а маму Никиты, которая абсолютно не понимает английского, было решено оставить с девушкой.

После того, как Ханну все-таки доставили в палату и положили на кушетку она отчетливо учуяла гнилой запах, а в нос ударил «аромат» выхлопов машины. Оказалось, что прямо возле её окна постоянно стояла заведенный транспорт скорой.

Девушка села на край кровати, но ложиться совсем не хотелось. Постельное белье было укрыто желтыми пятнами и воняло. Маме супруга пришлось снять куртку и застелить ею подушку, дабы Ханна смогла прислониться к ней головой.

После чего, в палату пришла медсестра, которая поставила пациентке капельницу. Хоть на ней и были резиновые перчатки, ими же работник больницы держал телефон, когда заходил в дверь.

Некоторое время девушка была без сознания, а когда очнулась ей захотелось справить «маленькую» нужду. Медсестра вытащила откуда-то емкость с засохшей на ней уриной. Свекровь опередила девушку и попросила у медсестры вынуть капельницу и позволить пройтись до туалета, но получила отказ. Женщине пришлось своими руками отмыть утку и помочь Ханне справить в неё нужду.

В скором времени между докторами и приехавшим мужем опять завязалась ссора. Выяснилось, что доктора собирались сделать операцию девушке лишь для того, чтобы осмотреть организм изнутри. После настойчивой ссоры мужа Ханны с докторами, её решили отправить на гастроскопическую диагностику.

Девушка зря надеялась на то, что процедура пройдет как ранее в стране айсбергов и вулканов, где перед диагностикой вам давали анальгетики, а размер трубки не превышал струну. В этой же больнице, трубка была больше похожа на водяной шланг.

Когда её ввели в рот Ханне, та начала задыхаться, попытки успокоить себя и думать о хорошем ни к чему не привели. Переведя взгляд на маму мужа, танцовщица заметила, что та плачет, от того, что ничем не может помочь своей Ханне.

После того как диагностика закончилась, девушку опять отправили в палату и сказали, что здесь девушка будет удерживаться еще семьдесят два часа. Пациентке постоянно ставили какие-то уколы, и заявляли, что на протяжении всего периода ей нельзя кушать.

Чем дольше девушка находилась там, тем больше ей казалось, что скоро дойдет до самого страшного. Из неё достанут органы и выставят на продажу. От огромного количества инъекций все тело девушки болело. И в итоге Ханна подбила своего мужа помочь ей сбежать из этого ада.

Когда пара вернулась в дом родителей Никиты, первым делом Ханна избавилась от всей одежды и отправилась в душевую. Обувь, в которой она ходила по российской больнице пришлось выбросить, а вещи долго стирать в кипятке. Её преследовали мысли о том, что доктора найдут своего пациента, дабы вернуть в больницу.

Сама же Ханна комментирует свой недуг тем, что у неё часто бывает изжога. И после употребления на голодный желудок сока, в тот вечер наступил сильный приступ изжоги.